Raimondirus.ru

RAiMONDI
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В заброшенном храме зазвучали колокола

В заброшенном храме зазвучали колокола

Паломники из Волгограда стали свидетелями чуда: в полуразрушенном здании они отчетливо услышали праздничный перезвон.

Была пасхальная неделя. Участники труппы православного театра «Благодатное небо» вместе со священником Олегом Иващенко возвращались с фестиваля, который проходил в Санкт-Петербурге. По дороге встречалось немало полуразрушенных храмов. Один из них, где-то в Рязанской области, особенно привлек внимание волгоградцев.

– У меня сердце просто затрепетало, когда я увидел это строение, – вспоминает Олег Иващенко, настоятель храма Иоанна Кронштадтского. – Захотелось прикоснуться к истории. Говорю водителю: «Поворачивай». Свернули с дороги, остановились, там небольшая деревушка…

– Батюшка предложил помолиться, ведь сколько лет здесь службы не совершались, – рассказывает Александра Ерпылева, звукорежиссер театра, одна из участниц той поездки. – В основную часть храма зайти было невозможно, все заколочено, зашли в притворную часть. Тихо внутри, горько. Прибрали немного, помолились, подняли упавший с купола деревянный крест, чтобы не ходили по нему. Чувствовали – так надо. А одну щепочку, отвалившуюся от креста, батюшка бережно поднял и взял с собой. Уже собирались уходить, как вдруг услышали тихий, красивый, будто хрустальный колокольный звон, будто отголоски невидимой пасхальной службы звучат. Мы все замерли и стали прислушиваться.

«Было такое ощущение, что храм обрадовался, и мы слышали пение ангелов», – говорят актеры. Словно ожили строчки Мельникова из спектакля «Русский Крест», с которым театр тогда участвовал в питерском фестивале:

«В каждый храм при построении
Бог по Ангелу даёт,
И находится в служении

В новом храме Ангел тот.
Даже если храм разрушен –
Кирпичи да лебеда,
Воле Божией послушен
Ангел будет здесь всегда.
После сразу несколько человек подошли к батюшке с одним и тем же вопросом «А вы слышали?». «Честно говоря, нет, но померещиться одновременно нескольким людям такое вряд ли могло», – говорит священник.

По словам Олега Иващенко, когда освящается божий храм, ему дается ангел-хранитель. В церкви должны совершаться богослужения, но в период лихолетья, гонений на церковь это было невозможно. «Наша пасхальная служба как бы достала храм из забвения, была глотком свежего воздуха, радостью для ангела-хранителя».

Жители деревни не смогли припомнить – при каких обстоятельствах закрылся храм. И даже как называется – мало кто знает. По одной из версий – в честь Рождества Иоанна Крестителя. «Нелегко будет восстановить все разрушенные церкви, но ангелы-хранители живут в них и терпеливо ждут», – заключает батюшка.

АЛЕКСАНДР БЛОК. Первая любовь. Отроческие стихи (не вошедшие в Осн. Собр.)

article484529.jpg

Лето 1897 года. Живописное уютное местечко в Южной Германии. Курорт Бад-Наугейм,
куда юноша приехал с матерью и теткой. Первая любовь. Ему 16, ей 37.
Это была высокая статная темноволосая дама с тонким профилем, великолепными синими
глазами и протяжным чарующим голосом.
Ксения Михайловна Садовская.

Нелюбимая работа, неудачное замужество, трое детей. "Она первая заговорила со скромным
мальчиком, который не смел поднять на нее глаз, но сразу был охвачен любовью. Красавица
всячески старалась завлечь неопытного мальчика" (из воспоминаний тети А. Блока).
Рано поутру он бежал покупать для нее розы. Почти все время они проводили вместе: гуляли
по тенистым аллеям, катались на лодке, слушали музыку. И тут полились стихи, первые
настоящие стихи.

Мы были вместе, помню я.
Ночь волновалась, скрипка пела.
Ты в эти дни была — моя,
Ты с каждым часом хорошела.
Сквозь тихое журчанье струй,
Сквозь тайну женственной улыбки
К устам просился поцелуй,
Просились в сердце звуки скрипки.
9 марта 1899

Образ любви, вскоре сменившейся другой, многолетней (к Любовь Дмитриевне Менделеевой),
долгие годы тревожил Блока.

Шли мы стезею лазурною,
Только расстались давно.
В ночь непроглядную, бурную
Вдруг распахнулось окно.
Ты ли, виденье неясное?
Сердце остыло едва.
Чую дыхание страстное,
Прежние слышу слова.
Ветер уносит стенания,
Слезы мешает с дождем.
Хочешь обнять на прощание?
Прошлое вспомнить вдвоем?
Мимо, виденье лазурное!
Сердце сжимает тоской
В ночь непроглядную, бурную
Ветер, да образ былой!
28 февраля 1900

* * *
Я шел во тьме дождливой ночи
И в старом доме, у окна,
Узнал задумчивые очи
Моей тоски. — В слезах, одна
Она смотрела в даль сырую.
Я любовался без конца,
Как будто молодость былую
Узнал в чертах ее лица
Она взглянула. Сердце сжаяо..
Огонь погас — и рассвело
Сырое утро застучалось
В ее забытое стекло.
15 марта 1900

В 1900 году между Блоком и Ксенией Садовской произойдет последнее письменное
объяснение. На этот раз унижалась она, и, в конце концов, назвав юношу «изломанным
человеком», она проклянет свою судьбу за то, что встретила его.

Шли годы и уносили все наносное, случайное, оставляя золото благодарной памяти.
Через 12 лет Блок еще раз вернется в Бад-Наугейм.

Все та же озерная гладь,
Все так же каплет соль с градирен.
Теперь, когда ты стар и мирен,
О чем волнуешься опять?

Иль первой страсти юный гений
Еще с душой не разлучен,
И ты навеки обручен,
Той давней, незабвенной тени?
Июнь 1909

Через 12 лет был создан цикл стихов, посвященных Ксении Михайловне Садовской — К.М.С.

Так сложилось, что долгое время они жили в Петербурге по соседству, но ни разу
не встретились. Он ничего не знал о ее безрадостной судьбе, она — о его литературной
славе.

Одесса. 1919 год. Голод, разруха.
Похоронив мужа, старая (в то время ей было уже 65), нищая, одинокая женщина попадает
в психиатрическую клинику. Врач, лечивший ее, большой почитатель Блока, случайно
обращает внимание на полное совпадение инициалов своей пациентки с блоковской К.М.С.
На его вопрос, не она ли та самая К.М.С., которой Блок посвятил стихи, она открывает ему
свою тайну. Но врач все же не до конца ей верит. Однако после ее смерти в подоле платья
будут обнаружены засохшая роза и 12 писем поэта, перевязанных розовой лентой.

Читайте так же:
Движение по трамвайным путям попутного направления под кирпич

Отроческие стихи (не вошедшие в Осн. Собр.)

Всякий, кого коснется любовь,
становится поэтом.


I

Одной тебе, тебе одной,
Любви и счастия царице,
Тебе прекрасной, молодой
Все жизни лучшие страницы!

Ни верный друг, ни брат, ни мать
Не знают друга, брата, сына,
Одна лишь можешь ты понять
Души неясную кручину.

Ты, ты одна, о, страсть моя,
Моя любовь, моя царица!
Во тьме ночной душа твоя
Блестит, как дальняя зарница.

Февраль — март 1898
________________________________
* Самой дорогой, самой прекрасной.
Бодлер (фр.)

Пора забыться полным счастья сном,
Довольно нас терзало сладострастье.
Покой везде. Ты слышишь: за окном
Нам соловей пророчит счастье?

Теперь одной любви полны сердца,
Одной любви и неги сладкой,
Всю ночь хочу я плакать без конца
С тобой вдвоем, от всех украдкой.

О, плачь, мой друг! Слеза туманит взор,
И сумрак ночи движется туманно.
Смотри в окно: уснул безмолвный бор,
Качая ветвями таинственно и странно.

Хочу я плакать. Плач моей души
Твоею страстью не прервется.
В безмолвной, сладостной, таинственной тиши
Песнь соловьиная несётся.

Пусть рассвет глядит нам в очи,
Соловей поет ночной,
Пусть хоть раз во мраке ночи
Обовью твой стан рукой.

И челнок пойдет, качаясь
В длинных темных камышах,
Ты прильнешь ко мне, ласкаясь,
С жаркой страстью на устах.

Пой любовь, пусть с дивной песней
Голос льется все сильней,
Ты прекрасней, ты прелестней,
Чем полночный соловей.

Ловя мгновенья сумрачной печали,
Мы шли неровной, скользкою стезей.
Минуты счастья, радости нас ждали,
Презрели их, отвергли мы с тобой.

Мы разошлись. Свободны жизни наши,
Забыли мы былые времена,
И думаю, из полной, светлой чаши
Мы счастье пьем, пока не видя дна.

Когда-нибудь, с последней каплей сладкой,
Судьба опять столкнет упрямо нас,
Опять в одну любовь сольет загадкой,
И мы пойдем, ловя печали час.

Ты, может быть, не хочешь угадать,
Как нежно я люблю Тебя, мой гений?
Никто, никто не может так страдать,
Никто из наших робких поколений.

Моя любовь горит огнем порой,
Порой блестит, как звездочка ночная,
Но вечно пламень вечный и живой
Дрожит в душе, на миг не угасая.

О, страсти нет! Но тайные мечты
Для сердца нежного порой бывают сладки,
Когда хочу я быть везде, где Ты,
И целовать Твоей одежды складки.

Мечтаю я, чтоб ни одна душа
Не видела Твоей души нетленной,
И я лишь, смертный, знал, как хороша
Одна она, во всей, во всей вселенной.

21 сентября 1898

Мрак. Один я. Тревожит мой слух тишина.
Всё уснуло, да мне-то не спится.
Я хотел бы уснуть, да уж очень темна
Эта ночь, — и луна не сребрится.

Думы всё неотвязно тревожат мой сон.
Вспоминаю я прошлые ночи:
Мрак неясный… По лесу разносится звон…
Как сияют прекрасные очи.

Дальше, дальше… Как холодно! Лед на Неве,
Открываются двери на стужу…
Что такое проснулось в моей голове?
Что за тайна всплывает наружу.

Нет, не тайна: одна неугасшая страсть…
Но страстям я не стану молиться!
Пред другой на колени готов я упасть.
Эх, уснул бы… да что-то не спится.

от 28 ноября 2020

<a target="_blank" href="https://radikal.ru"><img src="https://c.radikal.ru/c09/2011/fe/4e92ea3b2a10.jpg" /></a>

Улочки тихого немецкого городка стали свидетелями первой любви поэта.

Лето 1897 года. Живописное уютное местечко в Южной Германии. Курорт Бад-Наугейм, куда юноша приехал с матерью и теткой.
Первая любовь. Ему 16, ей 37.
Это была высокая статная темноволосая дама с тонким профилем, великолепными синими глазами и протяжным чарующим голосом.
Ксения Михайловна Садовская.

Нелюбимая работа, неудачное замужество, трое детей. "Она первая заговорила со скромным мальчиком,
который не смел поднять на нее глаз, но сразу был охвачен любовью. Красавица всячески старалась завлечь
неопытного мальчика"
(из воспоминаний тети А. Блока).
Рано поутру он бежал покупать для нее розы. Почти все время они проводили вместе: гуляли по тенистым аллеям,
катались на лодке, слушали музыку. И тут полились стихи, первые настоящие стихи.

Мы были вместе, помню я.
Ночь волновалась, скрипка пела.
Ты в эти дни была — моя,
Ты с каждым часом хорошела.
Сквозь тихое журчанье струй,
Сквозь тайну женственной улыбки
К устам просился поцелуй,
Просились в сердце звуки скрипки.
9 марта 1899

Образ любви, вскоре сменившейся другой, многолетней (к Любовь Дмитриевне Менделеевой),
долгие годы тревожил Блока.

Шли мы стезею лазурною,
Только расстались давно.
В ночь непроглядную, бурную
Вдруг распахнулось окно.
Ты ли, виденье неясное?
Сердце остыло едва.
Чую дыхание страстное,
Прежние слышу слова.
Ветер уносит стенания,
Слезы мешает с дождем.
Хочешь обнять на прощание?
Прошлое вспомнить вдвоем?
Мимо, виденье лазурное!
Сердце сжимает тоской
В ночь непроглядную, бурную
Ветер, да образ былой!
28 февраля 1900

* * *
Я шел во тьме дождливой ночи
И в старом доме, у окна,
Узнал задумчивые очи
Моей тоски. — В слезах, одна
Она смотрела в даль сырую.
Я любовался без конца,
Как будто молодость былую
Узнал в чертах ее лица
Она взглянула. Сердце сжаяо..
Огонь погас — и рассвело
Сырое утро застучалось
В ее забытое стекло.
15 марта 1900

В 1900 году между Блоком и Ксенией Садовской произойдет последнее письменное объяснение.
На этот раз унижалась она, и, в конце концов, назвав юношу «изломанным человеком», она проклянет
свою судьбу за то, что встретила его.

Шли годы и уносили все наносное, случайное, оставляя золото благодарной памяти.
Через 12 лет Блок еще раз вернется в Бад-Наугейм.

Все та же озерная гладь,
Все так же каплет соль с градирен.
Теперь, когда ты стар и мирен,
О чем волнуешься опять?

Читайте так же:
Кирпич полусухого прессования характеристики

Иль первой страсти юный гений
Еще с душой не разлучен,
И ты навеки обручен,
Той давней, незабвенной тени?
Июнь 1909

Через 12 лет был создан цикл стихов, посвященных Ксении Михайловне Садовской — К.М.С.

Так сложилось, что долгое время они жили в Петербурге по соседству, но ни разу не встретились.
Он ничего не знал о ее безрадостной судьбе, она — о его литературной славе.

Одесса. 1919 год. Голод, разруха.
Похоронив мужа, старая (в то время ей было уже 65), нищая, одинокая женщина попадает в психиатрическую клинику.
Врач, лечивший ее, большой почитатель Блока, случайно обращает внимание на полное совпадение инициалов своей пациентки
с блоковской К.М.С. На его вопрос, не она ли та самая К.М.С., которой Блок посвятил стихи, она открывает ему свою тайну.
Но врач все же не до конца ей верит. Однако после ее смерти в подоле платья будут обнаружены засохшая роза и 12 писем поэта,
перевязанных розовой лентой.

Всякий, кого коснется любовь,
становится поэтом.


I

A la tres-chere, a la tres-belle.
Baudelaire *

Одной тебе, тебе одной,
Любви и счастия царице,
Тебе прекрасной, молодой
Все жизни лучшие страницы!

Ни верный друг, ни брат, ни мать
Не знают друга, брата, сына,
Одна лишь можешь ты понять
Души неясную кручину.

Ты, ты одна, о, страсть моя,
Моя любовь, моя царица!
Во тьме ночной душа твоя
Блестит, как дальняя зарница.

Февраль — март 1898
________________________________
* Самой дорогой, самой прекрасной.
Бодлер (фр.)

Пора забыться полным счастья сном,
Довольно нас терзало сладострастье.
Покой везде. Ты слышишь: за окном
Нам соловей пророчит счастье?

Теперь одной любви полны сердца,
Одной любви и неги сладкой,
Всю ночь хочу я плакать без конца
С тобой вдвоем, от всех украдкой.

О, плачь, мой друг! Слеза туманит взор,
И сумрак ночи движется туманно.
Смотри в окно: уснул безмолвный бор,
Качая ветвями таинственно и странно.

Хочу я плакать. Плач моей души
Твоею страстью не прервется.
В безмолвной, сладостной, таинственной тиши
Песнь соловьиная несётся.

Пусть рассвет глядит нам в очи,
Соловей поет ночной,
Пусть хоть раз во мраке ночи
Обовью твой стан рукой.

И челнок пойдет, качаясь
В длинных темных камышах,
Ты прильнешь ко мне, ласкаясь,
С жаркой страстью на устах.

Пой любовь, пусть с дивной песней
Голос льется все сильней,
Ты прекрасней, ты прелестней,
Чем полночный соловей.

Ловя мгновенья сумрачной печали,
Мы шли неровной, скользкою стезей.
Минуты счастья, радости нас ждали,
Презрели их, отвергли мы с тобой.

Мы разошлись. Свободны жизни наши,
Забыли мы былые времена,
И думаю, из полной, светлой чаши
Мы счастье пьем, пока не видя дна.

Когда-нибудь, с последней каплей сладкой,
Судьба опять столкнет упрямо нас,
Опять в одну любовь сольет загадкой,
И мы пойдем, ловя печали час.

Ты, может быть, не хочешь угадать,
Как нежно я люблю Тебя, мой гений?
Никто, никто не может так страдать,
Никто из наших робких поколений.

Моя любовь горит огнем порой,
Порой блестит, как звездочка ночная,
Но вечно пламень вечный и живой
Дрожит в душе, на миг не угасая.

О, страсти нет! Но тайные мечты
Для сердца нежного порой бывают сладки,
Когда хочу я быть везде, где Ты,
И целовать Твоей одежды складки.

Мечтаю я, чтоб ни одна душа
Не видела Твоей души нетленной,
И я лишь, смертный, знал, как хороша
Одна она, во всей, во всей вселенной.

21 сентября 1898

Мрак. Один я. Тревожит мой слух тишина.
Всё уснуло, да мне-то не спится.
Я хотел бы уснуть, да уж очень темна
Эта ночь, — и луна не сребрится.

Думы всё неотвязно тревожат мой сон.
Вспоминаю я прошлые ночи:
Мрак неясный… По лесу разносится звон…
Как сияют прекрасные очи.

Дальше, дальше… Как холодно! Лед на Неве,
Открываются двери на стужу…
Что такое проснулось в моей голове?
Что за тайна всплывает наружу.

Нет, не тайна: одна неугасшая страсть…
Но страстям я не стану молиться!
Пред другой на колени готов я упасть.
Эх, уснул бы… да что-то не спится.

Даже если храм разрушен кирпичи да лебеда

АНГЕЛЫ
Ангелы доброй невидимой стражей
Нас охраняют от армии вражьей.
Ангелы Господу Богу верны.
Демонов козни им не страшны!

АНГЕЛЫ И БЕСЫ
Ангелы Божии нам не видны.
Богом они для добра созданы.
Только иные, в гордыне своей,
Предали Бога и губят людей.

АНГЕЛ СВЯТОГО ХРАМА
Записывает Ангел невидимым пером
В невидимую книгу входящих в Божий дом.
Следит он очень строго, кто как себя ведет,
И после службы Богу дает о том отчет!

АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ
Ангела Бог при крещенье мне дал.
Пусть я его никогда не видал,
Знаю и верю, что день изо дня
Он от врагов защищает меня.

Ангел Хранитель со мной день и ночь.
Где бы я ни был — спешит мне помочь!
Лучшего в мире не знаю врача я,
Только вот часто его огорчаю.

Лгу я, ленюсь или ссорюсь я с кем,
Ангел отходит и плачет затем.
Бесы ко мне подступают тогда.
Ангел, прости, без тебя мне — беда!

АЛТАРЬ
Алтарь — это главное место храма,
Не всем в него вход разрешен!
И означает, скажу тебе прямо, —
Царство Небесное он.

АНАЛОЙ
Столик высокий, крышка с наклоном —
Чтобы удобнее было иконам:
Очень красивый, из дуба, резной!
Как называется он? — Аналой!

АМВОН
В одеянии расшитом
Диакон вышел: важен он!
Это место, где стоит он,
Называется амвон.

Читайте так же:
Как делается строительный кирпичи

АРКАНЫ ЛУКАВОГО
Экстрасенсы, колдуны
И «пророческие» сны,
Астрология, приметы:
Верить им — в своем уме ты?
Им не верит ни один
Истинный христианин!

АСТРОЛОГИЯ
Разве Бог создал людей
В виде раков и зверей?
Крысы, обезьян, собак?!
Знайте: человек — не рак!

Просто кто-то этой ложью
Подменяет правду Божью.
Гороскоп людей и стран
Очень многих ввел в обман.

Далеко ведет от Бога
Эта «звездная» дорога!

АД
Ад — это мрачная темница
Из вечной боли, мук и слез.
Кто, спросишь, там сейчас томится?
Тот, кто в грехах не стал виниться:
Кто покаянья не принес.

БОГ
Бог повсюду.
Он — везде:
В небе, воздухе, воде.
Все Он видит, все Он знает,
Всех на свете понимает.
Он — Спаситель мой и твой.
Он повсюду.
Он — живой!

БОГОРОДИЦА
Скорбь Ей сердце пронзала не раз,
Как и было предсказано.
Она — Богородица, и страдала за нас,
И этим все сказано

***
Радостно мне, или хнычется,
Дома ли, в зале храма,
Я повторяю упрямо:
Радуйся, наша Владычица,
Господа нашего мама!

***
Радуйся, Невесто Неневестная,
Детям, взрослым —
Всем – всем — всем известная!
Словно солнце доброе, весеннее, —
Ты наша надежда на спасение!
Радуйся, любви и счастья житница, —
Всем – всем — всем
Помощница, Защитница!

БЛАГОДАТЬ
Что такое благодать?
Я давно хотел бы знать,
Для чего она дается,
И кто может ее дать?

В благодати — помощь Божья,
Чтоб нам справиться с врагом,
Ленью, злобой, страхом, ложью
И любым другим грехом!

БИБЛИЯ
Навсегда бы не погиб ли я,
Если б не Святая Библия?!
Словно самый яркий Свет —
Даст на все она ответ!

БИБЛИЯ ДЕТСКАЯ
Эта книга — не раскраска,
Не придуманная сказка!
В ней — про мир и про Христа,
От рожденья до Креста.

Мою руки перед тем,
Как ее листаю.
Помолюсь, и лишь затем
С мамою читаю!

ВСТРЕЧА С БОГОМ
В храм иду сегодня днем,
У меня свиданье в нем.
Прямо за его порогом
Встречусь я не с кем-то — С Богом!
Нету службы? Не беда:
В каждом храме Бог всегда!

ВСЕ ОТ БОГА
Все, что есть на белом свете,
На моей родной планете,
Под землей, на небесах,
Море, ветер в парусах,
Человека, стрекозу,
Волка, зайца и козу,
Кошку, мышку и слона,
Тлю, что даже не видна.
Нет — всего не перечесть!
Все-все-все, что только есть —
Даже камни вдоль дорог —
Сотворил Господь наш Бог!

ВЕРА
Вера в Бога — Божий дар.
Должен знать и млад, и стар:
Хочешь с верой в Бога жить?
Это надо заслужить!

ВЫБОР
Ложь и правда:
Ад и рай.
Век живи —
Век выбирай!

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС
От смерти никто себя не сохранит:
Ни кошка, ни лев, ни змея.
Не вечны море, лес и гранит.
Так что же — не вечен и я?!
Нет — вечен!
Но вот в чем вопросов вопрос —
Куда я душу веду:
В рай, куда призывает Христос,
Иль буду навеки в аду.

ГРЕХИ
Один и тот же самый грех
Бывает очень разным.
Свой — незаметный.
А у всех —
Большим и безобразным!

ГОРДЫНЯ
Подумай, душа,
Над собою скорбя:
В гордыне есть свойство
Не видеть себя!

ДОРОГА К СПАСЕНИЮ
Мы ходили редко в храм.
А теперь мы часто там.
Почему?
Да потому,
Что узнала точно мама —
Нет спасения без храма!

ДОРОГА В АД
Дорога в ад
Не ведает преград:
Сладка и широка она безмерно.
Дорогой легкой всяк идти бы рад,
Да только в ад не хочется нам.
Верно?

ДОЛГАЯ СЛУЖБА
Служба час идет, другой.
Я уже хочу домой!
Только хор поет, поет —
Как же он не устает?!

Подгибаются колени,
Я устал. Но не беда:
Ведь без этого спасенья
Не бывает ни-ког-да!

ЕВАНГЕЛИЕ
Евангелие — это Доброе Весть.
Здесь все для спасения нашего есть!
Читаем с любовью его неспроста —
В нем Слово и Жизнь Иисуса Христа.

ЕВАНГЕЛИСТЫ
Четыре Евангелия свято чтим мы.
Писали их, Духом Святым водимы,
Четыре Христовых ученика:
Марк, Иоанн, Матфей и Лука.

ЖИЗНЬ
Вся наша жизнь —
Экзамен на спасение.
Гордыня — «Два».
«Пять с плюсом» —
За смиренье!

ЖИЗНЬ БЕЗ БОГА
Что наша жизнь без Бога:
В кромешной мгле дорога,
Без звезд ночное небо,
Соленый суп без хлеба,
Пустыня без воды, —
Полшага до беды!

ЖАЛОСТЬ
Вслед смотри без укоризны
Тем, кто в церковь не идет.
Пожалей их: после жизни
Что хорошего их ждет?

ЗАПОВЕДИ
Моисеевы руки держали
Богом данные людям скрижали,
Чтобы знал человеческий род,
Отлученный от райских ворот:

Кто наш истинный Бог и Создатель,
Благ земных и небесных Податель,
Как прожить свою жизнь до конца,
Не прогневав Святого Творца.

Эти каменные скрижали
Десять заповедей содержали!

ЗАПОВЕДЬ ДЛЯ ТЕБЯ
Слушаясь папу, слушаясь маму,
Ты начинаешь дорогу ко храму.
Заповедь эта —
К Богу ступень,
Нужно ей следовать каждый день!

ЗАСТУПНИКИ НАШИ НЕБЕСНЫЕ
Спасибо, заступники наши пред Богом,
За то, что мы просим у вас так о многом,
А вы, без упреков и слов, каждый раз
Пред Богом ходатайствуете за нас!

ЗАКОН БОЖИЙ
Сделай книгою настольной
Самый главный наш Закон.
Всех наук программы школьной
Для души — полезней он!

ЗАВИСТЬ
Соседка купила скатерть в цветах —
Мама, увидев, воскликнула: «Ах!»
Щуку несут килограммов до трех —
Папа за сердце хватается: «Ох!»
Брат куртку приятеля меряет: «Эх-х. «
Сейчас я скажу им, что зависть — есть грех!
Вдруг вижу: конфета лежит на окне,
И сразу про все забываю: «А мне-е?!»

Читайте так же:
Бой строительного кирпича утилизация

ЗВОНАРЬ
Звони, звонарь!
Еще ударь!
Пусть туча удивляется,
Как без грозы и без дождя
Гром звонкий получается.

ЗВОНКАЯ ПРОПОВЕДЬ
Колокола звонят на всю округу,
Наполнив ее чутким серебром.
И, слыша их, мы говорим друг другу
О Боге, храме, вечном и земном.

Какие звуки! Сердца умиленье.
А колокол: «Бом. Бом. «
И снова ждет.
И кажется, что это о спасенье
На всю округу проповедь идет!

«ЗНАМЕНИЕ»
икона Пресвятой Богородицы

У этой иконы всегда многолюдно.
Приходят к ней люди —
Когда людям трудно.
От множества бед защищает она
Страну, города и людей:
Такая великая сила дана
По милости Божией ей!

ЗЛОБА
Если в сердце входит злоба,
Наблюдай за сердцем в оба!
Распалясь, нетрудно злу
Превратить его — в золу!

ЗЛОРАДСТВО
Вслед обидчику злорадно
Пригрозил я: «Ладно-ладно!»
Он ушел, его не видно.
Мне же почему-то. стыдно.
Ну, куда меня несло?
И зачем я — злом за зло.
Никогда теперь злорадно
Я не буду больше.
Ладно?

ЗЛОЕ СЛОВО
Я пролил на скатерть чай:
«Папа, мама, я нечай. «
. но растет, растет пятно.
Ох, и жуткое оно!
Так любое злое слово
Душу погубить готово,
И на ней расти, расти,
Чтоб, как скатерть, не спасти!

ИИСУС ХРИСТОС
Это свято я приемлю:
Сам Господь сошел на землю
И пожертвовал Собой,
Чтобы нас спасти с тобой.
Бог от Бога, Свет от Света,
Ты, конечно, знаешь это,
И ответишь на вопрос,
Кто Он — Иисус Христос!
Он пришел с Заветом Новым
И примером, делом, словом,
На грехи взирая строго,
Призывал любить нас — Бога,
Заповедал жить, любя,
Всех, как самого себя!

. Над Голгофой — Лобным местом,
Тьма, съедая свет, ползла.
Но, взойдя на страшный Крест,
Он Победил всю силу зла!
Мукой той бесчеловечной,
Кровью, что текла из ран,
Спас Он нас от смерти вечной,
Православных христиан!

ИКОНА
Божьей силою полна,
В каждом храме есть она,
В каждом доме, где про Бога
Люди помнят хоть немного.

Знай: с молитвой и постом
Все на ней выводится:
Бог, в сиянии святом,
Или Богородица,

Или Ангелов чины,
Что нам только здесь видны,
Так они чисты, и —
Божии святые!

Вот — копьем, в венце побед
Бьет святой дракона.
Не картина, не портрет
Это, а — икона!

ИКОНОСТАС
Сколько икон разместили для нас
В этой стене.
Это — иконостас!
Дивной красою он радует взор.
Справа и слева — на клиросах — хор.

ИКОНА САМОДЕЛЬНАЯ
Много радости мне дарит
Прошлогодний календарик —
Ведь на нем изображенье
Праздника «Преображенье»!

Взял его, бумагу, клей я
И картинкой вверх приклеил
На квадратик из картона.
Получилось что? Икона!

Пусть лишь мною чтимая,
Но зато — любимая!

ИКОНЫ И ПОКЛОНЫ
На иконах пляшут лица.
Что это с иконами?
Это я учусь молиться —
Уф-фф!
С частыми поклонами!

ИСПОВЕДЬ ПЕРЕД СНОМ
Дернул за косу сестричку,
Зажигал без спросу спичку,
Выжег дырку на панаме,
Огрызнулся дважды маме.
Или трижды? Боже, Боже.
Нужно быть к себе построже.
Не хочу гореть в аду!
Завтра в церковь я пойду!
С мамой помолюсь, покаюсь,
И затем уж постараюсь
Больше так не поступать, —
А угодным Богу стать!

ИДОЛЫ
Сколько идолов кругом —
Ими полон каждый дом!
Телевизор — вот кумир,
Соблазнивший целый мир.

Идол многих — телефон,
Видеомагнитофон,
Кинозвезд фотопортреты.
Даже вкусные конфеты,

Если слишком их любить,
Могут идолами быть!
Оглядите дом с порога:
Все, что нам дороже Бога,

А всего не перечесть, —
Это идолы и есть!

Страница 1 — 1 из 2
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец | Все

Молитва «Да воскреснет Бог». Молитва животворящему Кресту Господню

Молитву «Да воскреснет Бог» еще называют «молитвой животворящему Кресту Господню» или «молитвой Честному Кресту». Обращаемся мы при этом к Господу с просьбой защитить нас от бесов и диавола. Мы знаем, что Христос после смерти на кресте сошел во ад, чтобы вывести оттуда праведников, смертью смерть попрал и победил ад. Поэтому, раз уж самим нам не под силу совладать со злом, мы обращаемся к Тому, Кто спас нас и выкупил нас ценой своей смерти на Кресте.

Молитва «Да воскреснет Бог»: текст на русском языке

Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящии Его. Яко исчезает дым, да исчезнут; яко тает воск от лица огня, тако да погибнут беси от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением, и в веселии глаголющих: радуйся, Пречестный и Животворящий Кресте Господень, прогоняяй бесы силою на тебе пропятаго Господа нашего Иисуса Христа, во ад сшедшаго и поправшаго силу диаволю, и даровавшаго нам тебе Крест Свой Честный на прогнание всякаго супостата. О, Пречестный и Животворящий Кресте Господень! Помогай ми со Святою Госпожею Девою Богородицею и со всеми святыми во веки. Аминь.

Перевод: Да воскреснет Бог, и рассеются Его враги, и пусть бегут от Него все ненавидящие Его. Как исчезает дым, так и они пусть исчезнут; и как тает воск от огня, так пусть погибнут бесы перед любящими Бога и знаменующимися знамением креста и в радости восклицающими: Радуйся, Многочтимый и Животворящий Крест Господень, прогоняющий бесов силою на тебе распятого Господа нашего Иисуса Христа, Который сошел в ад и уничтожил силу диавола и дал нам Тебя, Свой Честный Крест, на прогнание всякого врага. О, Многочтимый и Животворящий Крест Господень, помогай мне со Святою Госпожою Девою Богородицею и со всеми святыми во все века. Аминь.

Молитва "Да воскреснет Бог" - текст молитвы

Огради мя, Господи, силою Честнаго и Животворящаго Твоего Креста, и сохрани мя от всякаго зла.

Читайте так же:
Мангалы с кирпича с навесом

Огради — огороди, защити.

Перевод: Защити меня, Господь, силою Честного (Чтимого) и Животворящего Твоего Креста, и сохрани меня от всякого зла.

Когда читать молитву

  • Эту молитву следует произносить перед самым сном, поцеловав крест, носимый на груди, и оградив себя и постель крестным знамением.
  • К молитве «Да воскреснет Бог» обращаются тогда, когда кажется, что злые силы совсем рядом: искушают бесы, появляются сомнения в вере.
  • Когда человеку становится необъяснимо страшно, и он хочет попросить защиты у Бога.

Суть молитвы «Да воскреснет Бог»

Чтобы понять суть молитвы «Да воскреснет Бог», надо хорошо понимать ее текст. Мы дадим перевод слов, которые могут вызвать затруднения:

  • Расточатся — рассеются, разбегутся.
  • Беси — бесы, диаволы.
  • Знаменующийся — осеняющийся, накладывающий на себя знамение.
  • Глаголющий — говорящий.
  • Пречестный — многочтимый.
  • Поправшаго — победившего, одержавшего верх.
  • Пропятый — распятый. Супостат — противник, враг.
  • Животворящий — дарующий жизнь, воскрешающий.

Молитва "Да воскреснет Бог" - когда молиться?

Суеверное убеждение в том, что злые силы, домовые и другие персонажи преследуют нас повсюду, конечно, не имеет отношения к действительности. Но мы понимаем, что бесы все-таки существуют и иногда в образе искушений они пытаются заставить людей свернуть с пути ко Христу. Но Христос был распят на кресте, пострадав за наши грехи и пришел в мир, чтобы защитить нас. Крест называется Животворящим потому, что Господь избавил нас от власти ада и вечной гибели, даровав жизнь в Царстве Небесном. Поэтому в Его силах уберечь нас от смерти и ада.

Слова во ад сшедшаго и поправшаго силу диаволю напоминают нам о том, что Христос спускался в ад и вывел оттуда святых людей (например, Адама, Моисея), а значит попрал силу диавола, победил его.

Даже если храм разрушен кирпичи да лебеда

В стране рабов, кующих рабство,
среди блядей, поющих блядство,
мудрец живет анахоретом,
по ветру хер держа при этом.

Себя расточая стихами
и век промотавши, как день,
я дерзко хватаю руками
то эхо, то запах, то тень.

На все происходящее гляжу
и думаю: огнем оно гори;
но слишком из себя не выхожу,
поскольку царство Божие — внутри.

Прожив полвека день за днем
и поумнев со дня рождения,
теперь я легок на подъем
лишь для совместного падения.

Красив, умен, слегка сутул,
набит мировоззрением,
вчера в себя я заглянул
и вышел с омерзением.

В живую жизнь упрямо верил я,
в простой резон и в мудрость шутки,
а все высокие материи
блядям раздаривал на юбки.

Толстухи, щепки и хромые,
страшилы, шлюхи и красавицы,
как параллельные прямые,
в моей душе пересекаются.

Мне моя брезгливость дорога,
мной руководящая давно:
даже чтобы плюнуть во врага,
я не набираю в рот гавно,

Я был везунчик и счастливчик,
судил и мыслил просвещенно,
и не один прелестный лифчик
при мне вздымался учащенно.

Мой небосвод хрустально ясен
и полон радужных картин
не потому, что мир прекрасен,
а потому, что я — кретин.

На дворе стоит эпоха,
а в углу стоит кровать,
и когда мне с бабой плохо,
на эпоху мне плевать.

Пишу не мерзко, но неровно;
трудиться лень, а праздность злит.
Живу с еврейкой полюбовно,
хотя душой — антисемит.

Я оттого люблю лежать
и в потолок плюю,
что не хочу судьбе мешать
кроить судьбу мою.

Все вечные жиды во мне сидят —
пророки, вольнодумцы, торгаши,
и, всласть жестикулируя, галдят
в потемках неустроенной души.

Я ни в чем на свете не нуждаюсь,
не хочу ни почестей, ни славы;
я своим покоем наслаждаюсь,
нежным, как в раю после облавы.

Пока не поставлена клизма,
я жив и довольно живой;
коза моего оптимизма
питается трын-травой.

Ничем в герои не гожусь —
ни духом, ни анфасом;
и лишь одним слегка горжусь,
что крест несу с приплясом.

Клянусь компотом детства моего
и старческими грелками клянусь, —
что я не испугаюсь ничего,
случайно если истины коснусь.

Что расти с какого-то момента
мы перестаем — большая жалость:
мне, возможно, два лишь сантиметра
до благоразумия осталось.

На дереве своей генеалогии
характер мой отыскивая в предках,
догадываюсь грустно я, что многие
качаются в петле на этих ветках.

Скклонен до всего коснуться глазом
разум неглубокий мой, но дошлый,
разве что в политику ни разу
я не влазил глубже, чем подошвой.

Эа то, что смех во мне преобладает
над разумом средь жизненных баталий,
фортуна меня щедро награждает
обратной стороной своих медалей.

В этом странном окаянстве —
как живу я? Чем дышу?
Шум и хам царят в пространстве,
шумный хам и хамский шум.

Когда-нибудь я стану знаменит,
по мне окрестят марку папирос,
и выяснит лингвист-антисемит,
что был я прибалтийский эскимос.

Что стал я пролетарием — горжусь;
без устали, без отдыха, без фальши
стараюсь, напрягаюсь и тружусь,
как юный лейтенант — на генеральше.

Каков он, идеальный мой читатель?
С отчетливостью вижу я его:
он скептик, неудачник и мечтатель,
и жаль, что не читает ничего.

Господь — со мной играет ловко,
а я — над Ним слегка шучу,
по вкусу мне моя веревка,
вот я ногами и сучу.

Блуд мировых переустройств
и бред слияния в экстазе —
имеют много общих свойств
со смерчем смыва в унитазе.

Эпоха, мной за нравственность горда,
чтоб все об этом ведали везде,
напишет мое имя навсегда
на облаке, на ветре, на дожде.

Куда по смерти душу примут,
я с Богом торга не веду;
в раю намного мягче климат,
но лучше общество в аду.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector